Вы здесь

Рынок электротехники: проблемы, тренды и перспективы

Опубликовано ср, 03/11/2020 - 16:36 пользователем Игнатов Дмитрий

Электротехника — это одна из наиболее наукоемких областей промышленности. Это десятки тысяч наименований продукции, которая используется фактически во всех отраслях экономики и социальной сферы. От уровня развития этой области во многом зависит и состояние экономики в целом.

            Отечественная электротехническая промышленность входит в список тех немногих сфер машиностроения, которые меньше других прочувствовали на себе действие экономических санкций и нестабильность валютного курса. Отрасль чувствует себя достаточно стабильно благодаря высокому спросу на свою продукцию и сравнительно низким ценам.

            По данным информационно-консалтингового агентства INFOLine, суммарный объем инвестиций в электроэнергетику России до 2035 может составить более 12 трлн руб. Из этой суммы около 1 трлн руб. планируется направить на модернизацию действующих и строительство новых энергообъектов и электросетевой инфраструктуры.

Основным драйвером спроса на электротехническую продукцию являются государственные программы, нацпроекты и инвестиционные программы сетевых компаний. Например, ПАО «ФСК ЕЭС» до 2024 года планирует выделить на реализацию своей инвестиционной программы 601 млрд руб., что непременно сформирует высокий спрос на электротехническую продукцию.

Актуальные технологии электротехнического рынка

Цифровая трансформация — это ключевое условие для повышения конкурентоспособности российской экономики на глобальном уровне. Сегодня объективно созрела необходимость масштабных трансформаций топливно-энергетического комплекса страны. Стратегическая задача по внедрению цифровых технологий энергетической сферы поставлена и Президентом РФ в рамках программы «Цифровая экономика».

По данным компании Accеnture, работающей в сфере управленческого консалтинга, аутсорсинга и IТ, в 2019 году только 9% российских энергокомпаний увеличили прибыль за счет внедрения инновационных цифровых решений. При этом 50% руководителей предприятий из числа тех, кто принял участие в опросе, признались, что пытаются эффективно сочетать быстроразвивающиеся технологии.

Отвечая на вопрос о причинах недостаточно высоких результатов, респонденты сказали следующее:

  • Испытывают дефицит культуры экспериментирования — 38%;
  • Ощущают недостаточный уровень безопасности и доверия к данным — 32%;
  • Считают невозможным объективно оценить эффективность инвестиций в «цифру» — 31%;
  • Испытывают нехватку цифровых навыков — 31%.

По оценкам аналитиков, предприятиям, задействованным в сфере электроэнергетики, не хватает комплексного подхода к внедрению инновационных технологий. Кроме того, они ощущают нехватку необходимых знаний и навыков, с помощью которых можно адаптировать цифровые решения к действующим бизнес-моделям. В итоге компании не могут получить 100%-ную отдачу от своих капиталовложений в «цифру».

Эксперты уверены в том, что энергетические предприятия слишком активно стремятся объединить в одну стратегию технологические и бизнес-цели. При этом многие упускают из вида необходимость развития экосистем. Только 5% респондентов подтвердили, что экосистема их предприятия способна повысить ценность от внедрения цифровых решений.

Специалисты Accеnture проанализировали результаты исследований и назвали ряд технологий, которые могут увеличить прибыль компаний энергетического сектора. Кроме того, была определена доля возможного роста:

  • Роботизация производственных процессов — 8%;
  • Применение двойников на базе «цифры» — 8%;
  • Дополненная и виртуальная реальность — 28%;
  • Использование возможностей искусственного интеллекта — 12%;
  • Большие данные — 27%.

По оценкам аналитиков, активному внедрению цифровых решений в электроэнергетический сектор препятствует отсутствие четкого понимания, каким образом и с помощью какой именно технологии можно решить ту или иную проблему. Кроме того, мешает нехватка практического опыта, которая порождает недоверие к инновационным технологиям.

Негативно на процессах цифровизации сказывается также нежелание руководства компаний брать на себя ответственность за результаты цифровых инноваций в долгосрочной перспективе. Помимо этого, мешает продолжительный процесс принятия решений и отсутствие IT-базы. Прежде всего, речь идет об оборудовании, IT-ландшафте и сетевых ресурсах.

Управляющий директор Accenture Technology в России и Казахстане Мария Григорьева утверждает, что из всех технологий, указанных в результатах исследования, отечественные энергетики чаще всего используют роботизированные решения.

Тренд № 1. Роботизация

Несмотря на то, что в последние годы со стороны отечественных энергокомпаний наблюдается устойчивый рост интереса к роботизированным решениям, по состоянию на 2019 год Россия занимала лишь 27-е место в мире по количеству роботов, используемых в разных отраслях экономики. Лидерами по внедрению таких инноваций традиционно остаются Китай, Япония, Соединённые Штаты, Южная Корея и Германия.

Сегодня российские энергетики чаще всего в своей работе используют мехатронные сервисные устройства, беспилотные летательные аппараты и подъемно-транспортных роботов. Также роботы используются для мониторинга состояния линий электропередачи и высоковольтных кабелей.

Кроме того, известны технологические решения, которые применяются для инспекции лопастей ветрогенераторов и очистки фотоэлектрических модулей от загрязнений в виде пыли, песка и снега. В РФ такие устройства пока не получили широкого распространения из-за низкого уровня проникновения ВИЭ-технологий в ЕЭС России.

Технологии в сфере робототехники постоянно совершенствуются. Это позволяет производителям снижать цену своей продукции и стоимость эксплуатации. Поэтому роботизированные решения всё чаще находят свое применение в России. При этом они используются даже в регионах с суровым климатом.

В ближайшее время эксперты рынка ожидают раскрытия потенциала дронов и мобильных платформ для диагностики и обследования энергогенерирующего оборудования и электросетевой инфраструктуры. По оценкам аналитиков международной консалтинговой компании BCG, робот способен наращивать свою производительность вдвое каждые четыре года, а человек – каждые 10 лет.

В отечественной энергетике уже используются роботизированные решения, помогающие контролировать состояние поверхности энергетических котлов. Роботы способны перемещаться по поверхности паровой установки, снимать видеоряд и передавать собранные данные в систему аналитики, которая на основе проведенного анализа выявляет дефекты энергооборудования.

Это позволяет не просто сократить сроки проведения диагностики, но и сделать это более качественно и оперативно, поскольку робот может работать в режиме 24/7.

В качестве еще одного примера использования роботов можно привести небольшое устройство с дистанционным управлением, которое может плавать в трансформаторном масле и инспектировать активную часть больших масляных трансформаторов изнутри в случае их выхода из строя и когда необходимо в сжатые сроки установить причину отказа оборудования.

В ходе исследования робот снимает видео, передает отснятые видеофайлы по беспроводным каналам связи на пульт управления, где дежурный оператор может обсудить возникшую проблему с узкопрофильными специалистами. Это позволяет экономить время и упростить процедуру осмотра трансформаторной установки.

Одним из наиболее перспективных направлений внедрения роботизированных технологий эксперты называют Latro. Это робот, «вооруженный» камерами, лазерными сканерами, режущим оборудованием и другими инструментами, который предназначен для использования на наиболее опасных объектах. Например, на атомных электростанциях.

Глава направления мониторинга и диагностики трансформаторов Группы «СВЭЛ» Олег Кузьмин считает, что в условиях России наиболее актуальными остаются автоматические устройства для мониторинга состояния линий электропередачи. Многие отечественные ЛЭП уже перешагнули 80-летний рубеж. Кроме того, тысячи километров электросетей проложены в труднодоступных районах и их осмотр традиционными методами сопряжен с определенными рисками.

Для исследования ЛЭП могут быть использованы несколько видов роботизированных решений:

  • Беспилотные летательные аппараты, так называемые «беспилотники» или дроны. Функционал этих устройств позволяет проводить верховые осмотры и передавать изображение на экран монитора;
  • Роботизированные машины. Эти аппараты монтируются непосредственно на линии электропередачи и обеспечивают возможность проведения более детального осмотра. Использование таких технологических решений снижает время поиска дефектов и период простоя в результате аварийного отключения линий, что повышает надежность энергоснабжения потребителей.

В электроэнергетике для мониторинга спросом пользуются «подвесные» беспилотники, питающиеся энергией от ЛЭП. Однако говорить о повсеместном распространении этой технологии еще рано. Использование роботов для диагностики электросетей носит скорее точечный характер.

В атомной энергетике особое развитие получили дроны, замеряющие уровень радиации в зонах повышенной опасности. Один из таких аппаратов использовался после аварии на АЭС «Фукусима-1».

Низкий уровень роботизации отечественной энергетики аналитики объясняют недостатком государственной поддержки роботизированных технологий и небольшим количеством российских разработок в этой области. Кроме того, проникновению робототехники в ТЭК России препятствует отсутствие информированности об эффективности технологии и возможной экономической выгоде от ее применения.

На сегодняшний день сложно говорить о значительных экономических эффектах, поскольку роботизация российской энергетики находится в зачаточном состоянии и пока внедрение роботизированных технологий в производственные процессы сопряжено с колоссальными затратами.

Тренд № 2. Энергоэффективность

Для сохранения конкурентных преимуществ производители электротехнической продукции вынуждены поддерживать тенденции, складывающиеся на мировом рынке электротехники. И здесь одним из главных трендов остается разработка и производство продукции, основанной на принципах энергосбережения. Ведь растущая неэффективность энергетики становится сдерживающим фактором, препятствующим развитию экономики в целом.

Например, такое направление как энергосбережение предполагает поиск и использование новых материалов и технологических решений, позволяющих снизить потери электроэнергии. На поддержку проектов по производству энергоэффективного электрооборудования направлена утвержденная распоряжением Правительства Российской Федерации от 13 ноября 2010 года № 1715-р «Энергетическая стратегия России на период до 2030 года».

Стратегия формирует новые ориентиры развития электроэнергетики в рамках перехода отечественной экономики на инновационный путь развития. Ее положения используются при разработке и корректировке программ социально-экономического развития, энергетических стратегий и программ субъектов Российской Федерации, комплексных программ по энергетическому освоению регионов Восточной Сибири и Дальнего Востока, Северо-Западного региона России и континентального шельфа РФ, при разработке и корректировке генеральных схем развития отдельных отраслей ТЭК, при подготовке параметров инвестиционных программ и крупных проектов компаний энергетического сектора.

Государство оказывает поддержку производителям, выпускающим энергоэффективную продукцию. Конечно же, о прямом финансировании отрасли речь не идет. Подразумевается подготовка соответствующей законодательной базы, принятие государственных программ и подпрограмм, а также административное воздействие в виде снижения налогов и предоставления госзаказов. 

Тренд № 3. Цифровизация

Задача по цифровой трансформации электроэнергетики является неотъемлемой частью общей цели, изложенной в проекте Энергетической стратегии РФ до 2035 года, — развития ТЭК России как энергетического базиса экономики страны, обеспечения удержания и укрепления позиций РФ на мировом рынке.

Цифровизация электроэнергетики — это даже больше, чем тренд. Это естественное развитие энергосистем, вынуждающее их к переходу на «цифру», который подразумевает смену внутренней архитектуры и управления. Цифровые технологии призваны повысить эффективность работы ТЭК за счет возможности контролировать максимальное количество разнообразных факторов и использовать результаты мониторинга для повышения качества энергоснабжения.

Было бы неправильно говорить о цифровизации как о синониме такого понятия, как «автоматизация». Это нечто большее, чем способ избавить человека от участия в рабочих процессах благодаря использованию технических средств. Точно так же цифровизацию нельзя воспринимать как банальную возможность оперировать большим количеством данных. Даже более того. Для цифровизации недостаточно просто внедрить цифровые элементы в сеть. Энергетика не станет цифровой, даже если на «цифру» будет переведено 50% подстанций, а сеть станет «умной».

Цифровизация — это инновационные технологии экономического взаимодействия субъектов отрасли, совершенно новый формат управления работой электротехнических систем, который обеспечивает оптимизацию технологических процессов и управленческих функций.

Цифровая трансформация является одним из ключевых направлений, которое может обеспечить технологический рывок в энергетике, при этом существенно сократив издержки и оптимизировав бизнес-процессы. Компании, которые упускают это из вида и игнорируют «цифру», рискуют стать неэффективными и будут вынуждены уступить свои позиции на рынке более продвинутым конкурентам.

При переходе к цифровым технологиям возникает ряд проблем, которые притормаживают процесс и не позволяют с легкостью внедрять «цифру» в отечественные компании. Эксперты провели ряд исследований и пришли к выводу, что проблем несколько:

  • Отсутствие квалифицированных специалистов. Цифровая трансформация предполагает изменение не только самой компании, но и IT-специалистов. Им необходимо обладать целым спектром определенных знаний и навыков для работы в новой среде. Кроме того, такие специалисты должны постоянно совершенствоваться, чтобы быть готовыми к дальнейшим трансформациям.

В процессе исследования было выявлено, что только около 15% руководителей знают, что такое блокчейн, облачные вычисления или цифровая безопасность. А без понимания азов качественная цифровая трансформация невозможна. К тому же на рынке труда представлено слишком малое количество специализированных кадров, которые отлично ориентируются в вопросах цифровых технологий в сфере электроэнергетики. Как правило, IT-специалисты не обладают тем уровнем знаний, который необходим для проведения трансформации.

Эта проблема настолько серьезная и масштабная, что нуждается в поиске решений уже сегодня. Одним из вариантов выхода из сложившейся ситуации может стать сотрудничество сетевых и генерирующих компаний с профильными вузами. Это позволит более точно определить вызовы, которые формируют работодатели перед рынком труда в условиях цифровой трансформации.

Прямая коммуникация и открытый диалог с работодателями дают возможность системе профессионального образования оперативно реагировать на меняющиеся запросы к уровню квалификации молодых специалистов. В учебном заведении будет разработана программа, по которой смогут готовить персонал для работы в сфере энергетики. Еще во время учебы студенты смогут получить ценные знания, которые пригодятся им для работы с цифровыми инновациями.

Это подтверждается проектами, реализованными Национальным исследовательским университетом МЭИ в рамках партнерства с ПАО «Россети». Например, программа практикоориентированного бакалавриата по специальности «Электроэнергетические системы и сети» и программа подготовки магистров «Интеллектуальные системы защиты, автоматики и управления энергосистемами».

В начале декабря 2019 года в Москве проходил Международный форум «Электрические сети». МФЭС — это крупное отраслевое событие в электроэнергетике. В рамках этого мероприятия обсуждаются и предлагаются решения приоритетных задач цифровой трансформации электросетевого комплекса.

Во время форума глава департамента кадровой политики ПАО «Россети» Дмитрий Чевкин рассказал о возможности создания единого цифрового образовательного центра по подготовке и переподготовке персонала. На базе этого центра сотрудники оператора электрических сетей смогут в удаленном режиме с помощью интерактивных форм обучения освоить навыки, направленные на развитие цифровых soft skills.

Пока это единичные проекты. Более обширная интеграция энергетических компаний и образования потребует времени.

  • Отсутствие стратегии и координации между участниками рынка. Одной из основных проблем на пути к цифровой трансформации отрасли является отсутствие взаимосвязи между модернизацией IT-инфраструктуры и преследованием бизнес-целей. Иными словами, стратегии не всегда совпадают с целями, которые приносят предприятию прибыль. Некоторые компании пытаются внедрить цифровые технологии в свой бизнес, но не всегда четко понимают, с чего начинать.

Чтобы справиться с этой проблемой, необходимо отталкиваться от плана трансформации, который учитывает планы всех сторон. Также следует реформировать организационную структуру внутри компании, создавать специальные отделы из IT-специалистов, которые будут заниматься цифровизацией. У всей компании должно быть стремление трансформироваться и развиваться, чтобы двигаться вперед. Проекты цифровизации должны быть внесены в общий план деятельности компании на всех уровнях, от оперативного до стратегического планирования, и состыкованы в доверенной цифровой среде.

Кроме того, опыт показывает, что на практике нередко внедряются инновационные, но не интегрируемые друг с другом технологии. Чаще всего это происходит из-за того, что компании боятся делиться технологическими данными. В то время как неотъемлемым условием дальнейшего развития является наличие единого информационного пространства, построенного на общих стандартах, определяющих целевое видение цифрового развития энергетики в краткосрочной и среднесрочной перспективе. При этом важно, чтобы интересы участников были защищены государством.

  • Безопасность. Развитие цифровых и интеллектуальных технологий является важным конкурентным преимуществом для российского ТЭК на мировых энергетических рынках. Вместе с тем во всем информационном обществе архиважной задачей является обеспечение безопасности.

Российские компании также постоянно ищут ответ на вопрос: «Как обезопасить себя от утечки конфиденциальной информации и предотвратить потерю данных, которые могут стать причиной технических неполадок и сбоев в работе системы?».

К примеру, в мире уже зафиксировано немало случаев, когда современные электростанции, оборудованные сложнейшими электронными системами, становились объектами повышенного внимания киберпреступников. Последствия взлома компьютерных систем энергообъектов могут быть самыми разными — от прекращения подачи электроэнергии до банального энерговоровства.

Правда, добыча хакеров такого уровня редко бывает банальной, ведь речь идет о проникновении посторонних людей на режимную территорию. Поэтому проблему кибератак на энергообъекты следует воспринимать серьезно. Ведь никто не знает наверняка, всё ли уже удалось выяснить или это только вершина айсберга.

Озабоченность кибератаками на энергообъекты возросла в последние несколько лет. Причиной этому послужило появление вредоносных программ. Разработчики «зашили» в них множество возможностей, которые могут быть использованы для воздействия на масштабные производственные процессы.

Например, в 2017 году по миру прокатились две волны так называемых вирусов-шифровальщиков — WannaCry и NotPetya. Они проникали в компьютеры на базе Windows, шифровали содержимое жестких дисков и требовали выкуп за расшифровку. Первая атака затронула сотни тысяч компьютеров более чем в 150 странах, вторая – свыше 10 тыс. компьютеров в 65 странах. От этих атак также пострадали отечественные «Мегафон» и «Роснефть».

Как этому противостоять? Прежде всего, сохранять бдительность и непрерывно работать над совершенствованием систем безопасности, чтобы защититься от возможного взлома.

Кроме того, следует проводить разъяснительную работу среди персонала: предупреждать сотрудников о том, чтобы они не открывали вложения, полученные от неизвестных отправителей, и не переходили по посторонним ссылкам в электронной почте. Это предупредительная мера. Однако, как показывает практика, некоторые громкие вирусные атаки были направлены на ПК административного персонала и достигли своей цели именно из-за низкой информированности работников.

  • Неготовность компаний к цифровым трансформациям. Причин может быть несколько:
  • Сотрудники компании могут оказаться не готовыми к резким переменам. Как правило, это работники среднего возраста, которые тяжело воспринимают любые инновации, связанные с цифровыми технологиями;
  • Ограниченный бюджет. У энергокомпаний не всегда есть возможность инвестировать определенную сумму в единомоментный реинжиниринг IT-структуры или проводить масштабные цифровые трансформации в короткий промежуток времени. Ведь средства могут быть необходимы не только для приобретения материальных активов, но и для обучения персонала или привлечения специализированных компаний-подрядчиков.
  • Отсутствие системного подхода. Случается, что владельцы компаний активно внедряют инновационные технологии в рабочие процессы. Однако при этом далеко не каждый из них подходит к этому вопросу системно. Вместо того чтобы выстроить четкую стратегию, они буквально «обвешивают» электрооборудование всевозможными индикаторами, контроллерами и датчиками. В результате в информационную систему льется нескончаемый поток данных, которые не находят практического применения. Это очень серьезная ошибка. Вся поступающая информация — это ценный ресурс. Ее необходимо не просто накапливать. Все данные следует обрабатывать, систематизировать и анализировать.

При помощи собранной информации можно детально отслеживать технологические процессы и контролировать состояние оборудования, предотвращать возможные сбои и таким образом оптимизировать производство.

Имея достаточный объем информации, можно разрабатывать стратегии и вносить коррективы в уже принятые планы развития, реализация которых сделает компанию более конкурентоспособной и клиентоориентированной.

Все приведенные проблемы решаемы. Главное — понять, насколько важна цифровая трансформация и начать относиться к этому процессу как к самостоятельному фактору производства, позволяющему влиять на его эффективность, производительность труда, надежность и безопасность энергоснабжения.

Тренд № 4. Цифровые двойники

Если говорить о цифровых двойниках, то это направление пока не может продемонстрировать достаточное количество масштабированных решений. Внедрение технологии требует сбора аналитических данных. Однако некоторые российские энергокомпании уже создали первые прототипы и пробуют применять их на практике.

Цифровая модель имеет ряд весомых преимуществ. Применение специальной компьютерной программы, способной с высокой точностью рассчитывать варианты поведения реального объекта под действием различных внешних факторов (как наблюдаемых, так и теоретически возможных), позволяет проводить виртуальные эксперименты. Это приобретает особую важность в ситуациях, когда реальный эксперимент может привести к ощутимым финансовым затратам или сопряжен с определенными рисками.

Обилие разнообразных данных о поведении реального объекта или его цифрового двойника быстро и качественно не способен обработать даже самый высококвалифицированный узкопрофильный эксперт. Поэтому ему на помощь приходят различные инструменты искусственного интеллекта. Функционал этих устройств позволяет автоматизировать процесс интерпретации таких данных для определения значимых фактов, чтобы в дальнейшем на их основе дать объективную оценку ситуации и предложить несколько вариантов последующих действий.

Однако на сегодняшний день даже самые прогрессивные когнитивные технологии не могут заменить специалиста полностью. Они только помогают избежать ошибок, которые могут быть допущены в условиях цейтнота, когда время на принятие окончательного решения крайне ограничено. Кроме того, они освобождают человека от рутинных действий, позволяя ему сконцентрироваться на выполнении действительно нетривиальных задач.

Когнитивные технологии в их современном понимании — это сравнительно молодое направление. Оно неразрывно связано с возможностями сбора, хранения и обработки массивов информации. Поэтому наиболее активно они применяются в отраслях, где данные Big Data уже прижились и нашли свое применение. Например, в сфере ритейла, финансов и цифровых медиа.

Внедрять такие технологии в производственные процессы предприятий топливно-энергетического комплекса намного сложнее. Поэтому технологии Big Data пока не используются энергетиками в полной мере.

В энергетике исходные данные порождаются не «цифрой», а материальными объектами. Поэтому в качестве ключевого фактора роста выступает наличие собственной инфраструктуры сбора и хранения информации, а также создание коллекций профессиональных данных для обучения когнитивных моделей.

В отличие от традиционных технологий искусственного интеллекта (чат-ботов, распознавания голоса, машинного обучения и др.), специфика профессиональных данных неразрывно связана с технологическими и бизнес-процессами конкретной компании. Поэтому тиражирование таких данных и решений, созданных на их основе, весьма ограниченно. Каждое предприятие вынуждено создавать собственные коллекции и ориентироваться на индивидуальные разработки.

Здесь, как и в случае с робототехникой, важным фактором, который оказывает влияние на уровень проникновения когнитивных технологий в практику, является сложность оценки экономического эффекта от таких инноваций в свете генеральной бизнес-политики энергокомпании.  

Тренд № 5. Виртуальная и дополненная реальность

Одним из активно развивающихся направлений в энергетике России является внедрение технологий виртуальной (VR) и дополненной (АR) реальности. По оценкам аналитиков, на конец 2018 года емкость этого сектора составляла 1,6 млрд руб. Даже по самым пессимистичным прогнозам, к 2022 году инвестиции в проекты на основе промышленных VR/AR-решений могут увеличиться в пять раз.

Сегодня практически во всех крупных энергокомпаниях реализуются программы цифровой трансформации и внедряются инструменты четвертой промышленной революции – Индустрии 4.0. В свою очередь, использование киберфизических систем требует поиска решений, способных повысить уровень промышленной безопасности.

Для получения максимального бизнес-эффекта от использования VR/AR, энергетическим компаниям следует начинать внедрение таких технологий с аналитических исследований и оценки готовности инфраструктуры к инновациям на основе виртуальной и дополненной реальности. Только после этого можно приступать к созданию дорожных карт.

Уже сегодня ряд промышленных предприятий РФ тестируют платформы дополненной реальности и используют технологии VR/AR для обучения персонала с помощью виртуальных тренажеров. Именно это направление применения решений VR является наиболее востребованным.

Процесс обучения в виртуальной реальности представляет собой погружение человека в условия, максимально приближенные к реальным. Это позволяет:

  • отработать навыки правильного поведения на территории энергообъектов;
  • отработать действия персонала при устранении технологических нарушений;
  • смоделировать ситуации, которые при плановых тренировках в обычных условиях воссоздать невозможно. Например, разлив трансформаторного масла, возгорание подстанции, аварию на АЭС и др. техногенные катастрофы);
  • снизить риск травмирования;
  • максимально сократить время неплановых простоев оборудования.

У технологии виртуальной и дополненной реальности есть и другие преимущества. На первый взгляд они неочевидны, но тем не менее интересны и могут оказаться перспективными для применения. К примеру, в интеграции с 3D-моделью энергокомпании могут демонстрировать свои объекты студентам, практикантам и новым сотрудникам. Демонстрировать сложные технологические процессы, не опасаясь травмирования или нежелательных отступлений посетителей от предложенного маршрута.

Также с помощью виртуальной реальности можно оказывать удаленную техническую поддержку специалистам в «поле» при проведении ремонта и в процессе обслуживания сложного оборудования. Для этого внедряются приложения дистанционного присутствия (ассистинговая реальность – АR).

Для работы с АR в компаниях используют цифровые девайсы: смартфон, планшет или «умные» очки с видеокамерой и соответствующим программным обеспечением. Если объектив камеры направить на объект или часть энергогенерирующего оборудования, ПО идентифицирует его по предварительно определенному маркеру или в результате анализа формы.

На этапе распознавания программа подключается к трехмерному цифровому двойнику энергообъекта, который находится на сервере компании или в облачном хранилище данных. После этого устройство АR загружает нужную информацию и накладывает ее на изображение объекта.

В результате этих манипуляций сотрудник энергокомпании, работающий в «поле», может либо на экране мобильного устройства, либо в своих очках увидеть физическую реальность, дополненную цифровыми элементами. Возможности технологии позволяют оператору, который управляет электрооборудованием, и работнику из ремонтной бригады при взгляде на один и тот же объект видеть разную дополненную реальность. Изображение зависит от выполняемых функций.

Например, ремонтник электрооборудования увидит данные о температуре поверхности парового котла, а оператор АR-устройства может помочь управлять установкой с помощью сенсорного экрана, голосовой связи или жестов. При передвижении сотрудника размер и ориентация дисплея настраиваются автоматически. При этом ненужная информация исчезает, а актуальная появляется.

            Направление «Цифровая энергетика» призвано задать вектор цифровизации традиционной электротехнической промышленности. Реализация ведомственного проекта предполагает создание единого информационного пространства для всех отраслей российского ТЭК.

В основу этого пространства будут заложены современные технологии сбора и обработки информации. С их помощью можно повысить эффективность операционной деятельности, снизить препятствия в разработке новых бизнес-моделей и создать новые сервисы для удовлетворения растущих запросов потребителей.

Рубрика библиотеки: